Архив Вера

Точка невозврата

Posted in о видимом, о слышимом, обо всём with tags , , , , , on Август 28, 2012 by Сергей Лагутинъ

 

Точка невозврата — это не невозможность вернуться. Это невозможность вернуться без посторонней помощи. Именно такую точку невозврата прошло наше общество, благодаря стараниям развратниц из «бешенства матки». Им долго сходили с рук многочисленные гадости, которые они позволяли себе в публичных местах. И вот, наконец, женщинам дали возможность одуматься, прийти в себя. А обществу предоставлен шанс отдохнуть от экстремизма нахальных студенток. Но отдыхать общество не захотело.

Спасибо большое отцу Андрею за эту статью, взято отсюда.

Протоиерей Андрей Ефанов

Протоиерей Андрей Ефанов

Кощунства

Общественное мнение в данном событии подобно суду присяжных. И это мнение однозначно: преступление имело место, но преступницы заслуживают снисхождения. Остальные вопросы юридического характера. Приговор суда достаточно мягкий, по данной статье можно было и на 7 лет попасть в колонию. Так в чем же недовольство?

Видимо, мы так опьянены воздухом свободы, что боимся потерять эту свободу. Забывая, что логическим продолжением происходящего может быть только анархия. Что уже и начинает происходить. В Киеве спилен крест, на колокольне Софии Киевской раздеваются догола. Храмы разрисовывают неприличными надписями. Если это безумие не остановить силовыми методами, наступит страшное время.

Какие еще устои общества могут быть разрушены? Да любые! От попрания правил дорожного движения до неприкосновенности жизни. Вчера кощунницы выразили свое «право» на танцы в храме, а завтра они же придут убивать меня за то, что я не согласен с их взглядами.

И если я, как христианин, не должен противиться злу, направленному лично против меня, то именно как христианин я должен встать на защиту своих близких, своей семьи. И лучше начать это делать сейчас, не дожидаясь, когда банда ювенальщиков ворвется ко мне в дом, отбирая детей, когда моя дочь будет слезно умолять купить ей футболку с кощунственной надписью, потому что все ее подруги уже приобрели и носят эту мерзость. Кощунства надо предотвратить, причем теперь уже силовым путем.

Активисты и дружинники

Молодежь нуждается в активности. Без активной жизни молодой человек превращается в старика. Старика с молодым телом, без мудрости, убеленной сединами и жизненного опыта. Это страшное зрелище. Во многом наши храмы недосчитывают молодых людей именно потому, что ничего, кроме клиросно-алтарного послушания, им не смогли предложить. Так мы теряем очередное поколение потенциальных христиан.

Помню, в молодости я с большим воодушевлением разорял языческое капище, устроенное на месте взорванного православного храма. Сейчас перед молодыми людьми стоит задача не разрушать, но защищать. Защищать свои религиозные ценности, противопоставляя себя общей волне апостасии.

Это серьезный шаг для молодого человека, и его надо поддержать на этом пути. Контролировать, направлять, назидать, но не бить по рукам. Синяки на этих руках превращаются в раны на сердце.

Если молодой человек возмущен тем, что его храм оскверняют бездушные особи с баллончиком краски или топором в руках, если он не может пройти мимо мерзости, написанной на футболке, то значит, что его душа болит, а значит, жива. И это уже хорошо. Погасить пыл юности легко, сложно при этом сохранить огонь веры.

Так предается вера

Сейчас совсем не модно вспоминать отца иеросхимонаха Сампсона (Сиверса). Уж очень много было неоднозначного сказано им самим, и еще больше додумано его почитателями. Но уж в одном он был точно прав: когда не разрешал своим чадам читать Отче наш до тех пор, пока те имели обиды на ближних. Как можно просить у Бога такого отношения к себе, какое мы имеем к должнику или обидчику, если сердце наше бунтует против несправедливости и жаждет отмщения?

Точно такая же проблема возникла и сейчас. Как может ходить в храм и причащаться тот, кто сочувствует «бешеным маткам» или носит футболку с призывом «Богородица, Путина прогони!». В душе такого человека не остается места молитве о властях (хорошо еще, если остается для молитвы о Патриархе).

А ведь эта молитва, не консолидирующая Церковь и государство, но просящая о мирной и тихой жизни при существующем правительстве, обязательна для христианина и возносится на каждом богослужении. Так что приходится констатировать раскол. Раскол в обществе на верующих и атеистов, православных и отступников.

Это больно, но необходимо осознать. Либо мы с Церковью, либо против нее. Третьего не дано. Спокойно отсидеться в окопе во время войны нельзя – враг придет и захватит тебя в плен в этом самом окопе.

Старания «внешних»

Как же возмутилось «общество» судом над кощунницами! Публичные люди из многих стран встали на защиту тех ценностей, которые оказались для них близки. Московская Хельсинская группа призывает организовать «атеистические дружины» (от кого же эти дружины будут защищать? Неужто мавзолей на Красной площади от попыток православной молодежи расписать его словами молитв?)

Срываются концерты, причем самими исполнителями. На других концертах звучат слова в поддержку «узниц совести». Но все это – лишь борьба за пресловутое право разрушать, а не созидать. Мир хочет разрушить сам себя, внутренне понимая, что дальше он не может существовать в том удушливом смраде греха, в котором сейчас пребывает. Но зло не разрушается злом, зло лишь порождает еще большее зло.

Миру надо остановиться и задуматься, что ждет его, когда он добьется своей цели, узаконит право издевательства над тем, что дорого соседу. Причем делать это в его квартире. Если же мы не осознаем, что нас пытаются использовать для своих корыстных целей профессиональные политтехнологи, тогда нас ждут горькие плоды обманутого «электората».

Конечно, я не политик, но мне ясно видно, к чему приведут старания защитить право на грех. Так или иначе, но вновь, как и в начале XX века, борьба с государством неразрывно связана с борьбой против Церкви. Церковь пытаются представить марионеткой Кремля и многие, смотрящие на ситуацию сквозь призму своего личного восприятия, уже видят Православие спикером государственной власти.

Такое явление известно в астрономии как оптические двойные звезды. Мицар и Алькор кажутся для земного наблюдателя единой системой, на самом же деле между этими звездами квадриллионы километров. Так же и для того, кто сможет пересилить себя и посмотреть на происходящее не сквозь призму идеологов Мирового порядка, станет понятно, что между государственной политикой и Церковью нет единого центра масс. Есть сотрудничество, диалог, взаимные проекты и даже поддержка, но Церковь никак не спутник государства.

Точка невозврата

Самолет, пройдя точку невозврата, все же может вернуться, заправившись от авиатанкера, человек может найти запасы пищи и воды, набрести на оазис в пустыне или таежную охотничью избушку в лесу. Но для того, чтобы вернуться назад, пройдя точку невозврата, необходимо внешнее участие. Изменение условий поставленной задачи.

По моему глубочайшему убеждению, наше общество прошло эту точку. Если и далее следовать по этому пути, то нас ждет не реформа, а революция. Революция, вероятнее всего, не такая кровавая, как в 1917, но не менее разрушительная. Россия ее не переживет.

И тем гражданам, кому хоть немного дорога Родина, кто не безразличен к своим потомкам, надо искать то внешнее воздействие, которое может помочь вернуться к стабильности и созиданию. Для человека верующего это традиция Церкви, молитва ко Господу о чудесном вмешательстве Бога в судьбу страны, собственный труд на поприще духовного возрождения страны.

Для неверующего, но осознающего катастрофичность происходящего – четкое осознание того, что необходимо жить в жестких границах правового поля и нравственных ценностей, несмотря на то, что это влечет за собой отказ от пресловутой мнимой свободы. И для всех, и верующих, не неверующих сейчас, как никогда, важна четкая гражданская позиция.

Либо мы и дальше идем путем саморазрушения, либо все вместе начинаем возвращение. Возвращение в мир, в котором Россия может противопоставить свои духовные и культурные ценности деструктивному влиянию внешней идеологической пропаганды.

Конечная же точка невозврата для общества – царство антихриста. Кажется, что мы вновь приблизились к ней.

Реклама

Азы духовной грамотности. Духовная беспризорность.

Posted in вне времени with tags , on Сентябрь 30, 2011 by Сергей Лагутинъ

Духовная беспризорность или сокращенно ДБ есть «болезнь века сего». Она распространена на порядок шире, чем ишемия, и гораздо страшнее СПИДа. Поражает всех без разбора: слесарей и академиков, мужчин и женщин, детей и стариков. Не ведает ни национальных, ни этнических, ни каких-либо других границ.


Суть болезни проста: индивид не ощущает (и не может ощутить) себя «человеком в полноте». Ибо человек в полноте есть существо двусоставное, телесно-духовное, богоподобное (сотворенное « по образу и подобию Божию»). Он знает и признает только земных или, как теперь принято говорить, биологических родителей, именуемых на Западе все чаще не отцом и матерью, а «родителем №1» и «родителем №2».
Бога, то есть Отца небесного, наш герой, конечно, тоже не признает. Как следствие, весь он обращен долу, к земле, к материальным корнеплодам и животным страстям, выражающимся в т.н. наслаждениях и развлечениях. Может, эти «удовольствия» где-то в глубине души его уже и не удовлетворяют (даже, вернее всего, что так и есть), но другого-то он не знает. Невежество – вот первая и, пожалуй, важнейшая характеристика ДБ.
Проявляется невежество двояко. Во-первых, это незнание самого себя в двусоставной полноте. Если я не понимаю, что такое есть моя душа, значит, я не знаком со своим душевно-духовной ипостасью, каковая представляет собою часть, притом важнейшую часть моей двуединой природы. Незнание этой части, этого, по словам апостола Павла, «внутреннего человека» совершенно закономерно ведет к неумению его питать, развивать, защищать, лечить и т.д. Строго говоря, получается, что я сам, будучи ДБ, добровольно, по незнанию обрекаю себя на неполноценность, превращаюсь в инвалида. Теряю при этом значительную часть своих природных сил, энергий, способностей, и, наоборот, приобретаю кучу проблем и неприятностей, прямо проистекающих из этого жалкого духовно-беспризорного состояния. Разве не так?
Во-вторых, совершенно улетучивается смысл жизни. Ибо для человека, призванного жить вечно, единственной ценностью и плодом скоротечного земного путешествия (которое к тому же неизвестно, сколько продлится, — кто знает?) является нетленная душа, которая не умирает, а лишь по смерти разлучается с телом, как со своим временным прибежищем и инструментом. Все остальное, чем мы так кичимся и чем дорожим, будучи здесь, обратится в «прах, егоже возметает ветр от лица земли». Если идея вечности исчезает – неважно, по незнанию ли или по глупой самонадеянности, — вместе с нею исчезает и смысл, и человек, часто сам того не замечая, превращается в «свободную зверушку». С одной, правда, важной оговоркой: зверушка натуральная не свободна, и в силу врожденных инстинктов не может причинить избыточно много зла ни самой себе, ни другим зверушкам, ни природе. А вот «человекообразная зверушка», наделенная своим Творцом ангельским умом и ничем не ограниченной свободой, может напакостить изрядно. Что мы и наблюдаем – хоть в глубь историческую, хоть в ширь.
Беда еще в том, что по причине той же безграничной свободы человек не может «застыть» в своем развитии в некоей нравственной переходности. Он будет либо ползти наверх, мучительно совершенствуясь и преодолевая сопротивление (о чем стоит поговорить отдельно), либо с ускорением катиться под уклон.

Что, разумеется, происходит и проще, и быстрее. Человек — писал двести лет назад наш соотечественник К. Аксаков, — совлекший с себя образ Божий, неизбежно лишится и образа человеческого, и возревнует об образе зверином.
Вывод: духовная беспризорность как болезнь не знает стабильного состояния. Она непременно, непрерывно и неумолимо-ускоренно развивается, разрушая изнутри всю божественную личность своего «носителя». И не важно, как при этом выглядит тело, насколько оно упитано, благополучно и социально устроено. Сие – внешнее, ничуть не мешающее тому факту, что в благополучном теле, как в темнице, может страдать и загнивать слабая, больная и уродливая душа. Но, согласитесь, если это так, если внутри плоти твоей томится «духовный бомж», разве можешь ты в полноте ощущать себя счастливым и здоровым человеком?
Делать вид можешь. А вот ощущать – это, как говорил товарищ Сухов, вряд ли.
Уф-ф. В следующий раз поговорим о «вызовах времени»…
Александр Иванович Нотин.
Взято отсюда.